«Орлингтонское кладбище» имени КЗМО...

Опубликовано Berezin - Oct 28
Printer Friendly, PDF & Email

Надгробных плит в городе прибыло. Мрачные кладбищенские мотивы, заложенные в стилистике городских символов и памятников предыдущим городским руководством, продолжают появляться.

Эта композиция, очень похожая на знаки журналистам и воинам-интернационалистам в Комсомольском парке, появилась в парке Металлургов этим летом к Дню металлургов. Мы говорили с теми, фамилии которых выбиты на плитах (слава Богу, ныне здравствующими), им тоже не по душе такое увековечивание.

Comments

Унылое, потому что за придумывание красивых вещей необходимо платить деньги. А денег либо нет совсем, либо они есть, но их сразу хочется спиз**ть. Поэтому заказ "Мы вам 10 тыщ заплатим, а вы нам 5 потом вернете" и выполняется в таком виде. 

Есть оригинальная идея.

Парк... Точно такие же плиты, а на них надписи. На одной "Здесь похоронена идея о магнолиях ", дальше "здесь n-сотен деревьев, безвинно загубленных"... На другой -  "Здесь погребён прах завода Фрунзе". .."Тут покоится ДК Металлург"... Дальше "Прийми раба божьего, страдальца трамвай и депо иже с ним"... "Покойся с миром, бутылочный завод ".... И так огромный, унылый парк ...

   Я был в парке возле этих унылых плит. Это ж надо себе любимым "памятники" установить. Скромностью наши деятели обделены богом полностью. Я бы под всем этим могильником написал: " Помни нас, УШЛОЕ ПОКОЛЕНИЕ ".

   Наше КЗМО кладбище это как Орлингтонское только наоборот.

В соответствии с параграфом 553.2 статьи 32 Свода федеральных постановлений США, на кладбище могут быть похоронены участники войн и члены их семей, военные, проходившие службу в ВС США, военные в отставке, президенты, председатели Верховного суда, лица, имеющие государственные награды, такие как медаль «Пурпурное сердце», медаль Почета, медаль «Серебряная Звезда», крест «За выдающиеся заслуги».

   А у нас- чем больше украл, тем выше плита. Браво.Браво.

«…А умирающие города — всего лишь «визитная карточка» особенностей сегодняшнего национального «статуса» украинцев.

Как отметил автор репортажа «Умирающий город», «истина — отвратительно проста: обитателям, бегущим сегодня со своего страшного места, надоело есть собачатину и запивать её слезами голодных детей. И при этом знать, что их страна не воюет и не борется с блокадой».

 

Но, весь трагизм «отвратительно простой истины» заключается даже не в том, что несчастные люди едят собачатину и «запивают её слезами голодных детей», а в роковом заблуждении, что «их страна не воюет и не борется с блокадой».

Всё — как раз, наоборот: страна уже много лет находится в состоянии войны и отчаянно борется за выживание в смертельных условиях блокады.

 

Эту войну нельзя назвать ни народной, ни священной, она — Невидимая. И от этого, ещё более страшная.

Она — как радиация: её удары неощутимы, но список жертв полнится день ото дня.

Она — как раковая опухоль, незаметно пустившая метастазы во все клеточки поражённого организма и разъедающая его изнутри.

Она — как Матрица, скрывающая врага и создающая иллюзию мира.

Кто же изобрёл этот новый и самый страшный вид войны?

Кто этот Невидимый Враг, побеждающий без единого выстрела?

Имя ему — Еврейский Фашизм.

И сегодня нет ничего страшнее его беспощадного, невидимого Удара.» Эдуард Ходос «Еврейский удар»